Главная » Статьи на *LADY forever* » Известные женщины мира

Екатерина Медичи. Черная королева


Екатерина Медичи, или Екатерина Мария Ромола ди Лоренцо де Медичи (13 апреля 1519, Флоренция — 5 января 1589, Блуа), королева и регентша Франции, жена Генриха II, короля Франции из Ангулемской линии династии Валуа.

Детство

Родители Екатерины — Лоренцо II, ди Пьеро, де Медичи, герцог Урбинский (12 сентября 1492 — 4 мая 1519) и Мадлен де ла Тур, графиня Оверньская (ок. 1500 — 28 апреля 1519) сочетались браком в знак союза между Королём Франции Франциском I и Папой Львом X, дядей Лоренцо, против Императора Максимилиана I Габсбурга.

Молодая чета была очень рада рождению дочери, согласно летописцу, они «были довольны так же, как если бы это был сын». Но, к сожалению, их радости не суждено было длиться долго: родители Екатерины умерли в первый же месяц её жизни — мать на 15-й день после родов (в девятнадцатилетнем возрасте), а отец пережил супругу всего на шесть дней, оставив новорождённой в наследство герцогство Урбино и графство Овернь.

После этого за новорожденной до своей смерти в 1520 году заботилась её бабушка Альфонсина Орсини.

Екатерину вырастила её тётя, Кларисса Строцци, вместе со своими детьми, которых Екатерина любила как родных братьев и сестёр всю свою жизнь.

Смерть папы римского Льва X в 1521 году привела к перерыву власти Медичи на Святом престоле, пока в 1523 году кардинал Джулио де Медичи не стал Климентом VII. В 1527 Медичи во Флоренции были свергнуты, и Екатерина стала заложницей. Клименту пришлось признать и короновать Карла Габсбурга императором Святой римский империи взамен на его помощь в возвращении Флоренции и освобождении юной герцогини.

В октябре 1529 года войска Карла V осадили Флоренцию. Во время осады появились призывы и угрозы убить Екатерину и вывесить на городских воротах или послать в бордель, чтобы обесчестить её. Хотя город и сопротивлялся осаде, но 12 августа 1530 года голод и чума вынудили Флоренцию к сдаче. Климент встретил Екатерину в Риме со слезами на глазах. Тогда-то он и приступил к поиску жениха для неё. Климент рассматривал многие варианты, но когда в 1531 году французский король Франциск I предложил кандидатуру своего второго сына Генриха, Климент ухватился за этот шанс: молодой герцог Орлеанский был выгодной партией для Екатерины.

Свадьба

В возрасте 14-ти лет Екатерина стала невестой французского принца Генриха де Валуа, будущего короля Франции Генриха II. Её приданное составило 130 000 дукатов и обширные владения, включавшие Пизу, Ливорно и Парму.

Екатерину нельзя было назвать красивой. Во время её прибытия в Рим один Венецианский посол описал её как «рыжеволосую, небольшого роста и худую, но с выразительными глазами» — типичная внешность семьи Медичи. Но Екатерина смогла произвести впечатление на избалованный роскошью, утончённый французский двор, обратившись к помощи одного из самых знаменитых флорентийских мастеров, изготовившего для юной невесты туфельки на высоком каблуке. Её появление при французском дворе вызвало фурор. Свадьба, состоявшаяся в Марселе, 28 октября 1533 года, стала большим событием, отмеченным экстравагантностью и раздачей подарков.

Такого скопления высшего духовенства Европа не видела давно. На церемонии присутствовал сам папа Климент VII в сопровождении многих кардиналов. Четырнадцатилетняя пара покинула торжество в полночь, чтобы выполнить свои свадебные обязанности. После свадьбы последовали 34 дня непрерывных пиршеств и балов. На свадебном пиру итальянские повара впервые познакомили французский двор с новым десертом из фруктов и льда — это было первое мороженое.

При французском дворе

25 сентября 1534 года неожиданно умер Климент VII. Сменивший его Павел III расторг союз с Францией и отказался выплатить приданое Екатерины. Политическая ценность Екатерины внезапно улетучилась, ухудшив этим её положение в незнакомой стране. Король Франциск жаловался, что «девочка приехала ко мне совершенно голой».

Екатерине, рождённой в купеческой Флоренции, где родители не были озабочены тем, чтобы дать своим отпрыскам разностороннее образование, было весьма трудно при утонченном французском дворе. Она чувствовала себя невеждой, не умевшей изящно строить фразы и допускавшей много ошибок в письмах. Нельзя забывать, что французский язык был для нее не родным, она говорила с акцентом, и хотя говорила достаточно ясно, придворные дамы презрительно делали вид, что плохо понимают её. Екатерина была изолирована от общества и страдала от одиночества и неприязни со стороны французов, которые высокомерно называли её «итальянкой» и «купчихой».

В 1536 году неожиданно умер восемнадцатилетний дофин Франциск и муж Екатерины стал наследником французского престола. Теперь Екатерине предстояло заботиться о будущем трона. Смерть деверя положила начало домыслам о причастности флорентийки к его отравлению для скорого восшествия «Екатерины-отравительницы» на французский престол. По официальной же версии, дофин умер от простуды, и придворный, итальянский граф Монтекукколи, подавший ему, разгоряченному азартной игрой, чашу с холодной водой, был казнен.

Рождение детей

Рождение в 1537 году внебрачного ребёнка у мужа подтвердило слухи o бесплодии Екатерины. Многие советовали королю аннулировать брак. Под давлением мужа, желавшего закрепить своё положение рождением наследника, Екатерина долго и тщетно лечилась у всевозможных магов и целителей с одной-единственной целью — забеременеть. Были использованы все возможные средства для удачного зачатия, в том числе питьё мочи мула и ношение навозa коровы и оленьих рогов на нижней части живота.

Наконец 20 января 1544 года Екатерина родила сына. Мальчика назвали Франциском в честь правящего короля (тот даже прослезился от счастья, узнав об этом). После первой беременности у Екатерины, казалось, больше не было проблем с зачатием. Рождением ещё нескольких наследников Екатерина упрочила своё положение при французском дворе. Долгосрочное будущее династии Валуа, казалось, было гарантировано.

Внезапное чудодейственное излечение от бесплодия связывают с знаменитым врачом, алхимиком, астрологом и предсказателем Мишелем Нострадамусом — одним из немногих, входившем в тесный круг доверенных лиц Екатерины.

Генрих часто играл с детьми и даже присутствовал при их рождениях. В 1556 году, при очередных родах, Екатерину спасли от смерти хирурги, обломав ножки одной из двойняшек, Жанне, которая пролежала в утробе матери мёртвой шесть часов. Впрочем, и второй девочке, Виктории, суждено было прожить всего лишь шесть недель. В связи c этими родами, которые прошли очень сложно и едва не стали причиной смерти Екатерины, врачи посоветовали королевской чете больше не думать о рождении новых детей; после этого совета Генрих прекратил посещать спальню своей супруги, проводя всё свободное время со своей фавориткой Дианой де Пуатье.

Диана де Пуатье

Ещё в 1538 году тридцатидевятилетняя красавица-вдова Диана пленила девятнадцатилетнего наследника престола Генриха Орлеанского, что со временем позволило ей стать чрезвычайно влиятельной особой, а также (по мнению многих) истинной правительницей государства.

В 1547 году Генрих проводил треть каждого дня с Дианой. Став королём, он подарил своей возлюбленной замок Шенонсо. Это показало всем, что Диана полностью заняла место Екатерины, которая, в свою очередь, вынуждена была терпеть возлюбленную своего супруга. Ей, как настоящей Медичи, даже удалось превозмочь себя, смирив гордость, и расположить к себе влиятельную фаворитку мужа. Диана же была очень довольна, что Генрих женат на женщине, которая предпочитала не вмешиваться и закрывала на всё глаза.

Королева Франции

31 марта 1547 годa умер Франциск I и на престол взошёл Генрих II. Екатерина стала королевой Франции. Коронация прошла в базилике Сен-Дени в июне 1549 годa.

Во время правления её супруга Екатерина имела лишь минимальное влияние на управление королевством. Даже в отсутствии Генриха её власть была очень ограничена. В начале апреля 1559 года Генрих II подписал мирный договор в Като—Камбрези, положивший конец длительным войнам между Францией, Италией и Англией. Соглашение было подкреплено помолвкой четырнадцатилетней дочери Екатерины и Генриха принцессы Елизаветы с тридцатидвухлетним Филиппом II Испанским.

Смерть Генриха II

Бросая вызов предсказанию астролога Луки Горико, который посоветовал ему воздержаться от турниров, обратив внимание именно на сорокалетний возраст короля, Генрих решил участвовать в состязании. 30 июня или 1 июля 1559 года он участвовал в поединке с лейтенантом своей шотландской гвардии графом Габриэлем де Монтгомери. Расщеплённое копьё Монтгомери прошло в прорезь шлема короля. Через глаз Генриха дерево вошло в мозг, смертельно ранив монарха.

Король был увезён в замок де Турнель, где из его лица были извлечены остальные обломки злополучного копья. Лучшие врачи королевства боролись за жизнь Генриха. Екатерина всё время находилась у постели супруга, а Диана не появлялась, вероятно от страха быть высланной королевой прочь. Время от времени Генрих даже чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы диктовать письма и слушать музыку, но уже скоро он ослеп и потерял речь.

Чёрная королева

10 июля 1559 года умер Генрих II. С этого дня Екатерина выбрала своей эмблемой сломанное копьё с надписью «Lacrymae hinc, hinc dolor» («от этого все мои слёзы и боль моя») и до конца своих дней в знак траура носила чёрные одежды. Она первой стала носить траур чёрного цвета. До этого в средневековой Франции траур был белым.

Несмотря ни на что, Екатерина обожала мужа. «Я так сильно любила его…», — писала она дочери Елизавете после смерти Генриха. Екатерина Медичи в течение тридцати лет носила траур по своему супругу и вошла в историю Франции под именем «Чёрная королева».

Регентство

Королём Франции стал её старший сын — пятнадцатилетний Франциск II. Екатерина занялась государственными делами, принимала политические решения, осуществляла контроль над Королевским Советом. Однако Екатерина никогда не управляла всей страной, которая была в хаосе и на краю гражданской войны. Во многих частях Франции фактически господствовали местные дворяне. Сложные задачи, перед которыми оказалась Екатерина, были запутанны и до некоторой степени трудны для её понимания. Она призвала религиозных лидеров обеих сторон к диалогу, чтобы разрешить проблему их доктринальных различий.

Несмотря на её оптимизм, «Конференция в Пуасси» закончилась неудачей 13 октября 1561 годa, распустив себя без разрешения королевы. Точка зрения Екатерины на религиозные проблемы была наивна, потому что она видела религиозный раскол в политическом ракурсе. «Она недооценила силу религиозного убеждения, воображая, что все будет хорошо, если только она смогла бы склонить обе стороны к согласию».

Королева-мать

17 августа 1563 года второй сын Екатерины Медичи — Карл IX — был объявлен совершеннолетним. Он никогда не был в состоянии управлять государством самостоятельно и проявлял минимум интереса к государственным делам. Карл был также склонен к истерикам, перешедшим со временем во всплески ярости. Он страдал от одышки — признака туберкулеза, который в конце концов и свёл его в могилу.

Династические браки

Династическими браками Екатерина стремилась расширить и укрепить интересы дома Валуа. В 1570 году Карла женили на дочери императора Максимилиана II, Елизавете. Екатерина пыталась женить одного из своих младших сыновей на Елизавете Английской.

Не забыла она и о своей младшей дочери Маргарите, которую видела невестой снова овдовевшего Филиппа II Испанского. Впрочем, вскоре у Екатерины появились планы объединения Бурбонов и Валуа через брак Маргариты и Генриха Наваррского. Маргарита однако поощряла внимание к себе Генриха де Гиза, сына покойного герцога Франсуа де Гиза. Когда об этом узнали Екатерина и Карл, Маргарита получила хорошую взбучку.

Сбежавший Генрих де Гиз поспешно женился на Екатерине Клевской, что восстановило расположение к нему французского двора. Возможно, именно это происшествие и стало причиной раскола между Екатериной и Гизами.

Между 1571 и 1573 годами Екатерина упорно пыталась расположить к себе мать Генриха Наваррского — королеву Жанну. Когда в очередном письме Екатерина изъявила желание увидеть её детей, обещая при этом не вредить им, Жанна д’Альбре ответила: «Простите мне, если, читая это, я хочу смеяться, потому что Вы хотите освободить меня от опасения, которого я никогда не имела. Я никогда и не думала, о том, что, как говорят, Вы едите маленьких детей». В конце концов Жанна согласилась на брак между её сыном Генрихом и Маргаритой с условием, что Генрих и впредь будет придерживаться гугенотской веры. Вскоре после прибытия в Париж для подготовки к свадьбе сорокачетырехлетняя Жанна заболела и умерла.

Екатерина была обвинена в убийстве Жанны с помощью отравленных перчаток. Свадьба Генриха Наваррского и Маргариты Валуа состоялась 18 августа 1572 года в Соборе Парижской Богоматери.

Три дня спустя один из вождей гугенотов адмирал Гаспар Колиньи по пути из Лувра был ранен в руку выстрелом из окна близстоящего здания. Дымящийся аркебуз был оставлен в окне, но стрелку удалось бежать. Колиньи перенесли в его апартаменты, где хирург Амбруаз Паре удалил пулю из его локтя и ампутировал один из его пальцев. Екатерина, как говорили, отреагировала на это происшествие без эмоций. Она посетила Колиньи и со слезами на глазах пообещала найти и наказать нападавшего. Многие историки обвинили Екатерину в нападении на Колиньи. Другие указывают на семью де Гиз или на испано—папский заговор, пытавшийся покончить с влиянием Колиньи на короля.

Варфоломеевская ночь

С именем Екатерины Медичи связано одно из самых кровавых событий истории Франции — Варфоломеевская ночь. Резня, которая началась два дня спустя, запятнала репутацию Екатерины несмываемо. Нет никаких сомнений, что именно она стояла за решением 23 августа, когда Карл IX распорядился: «Тогда убейте их всех, убейте их всех!».

Ход мыслей был ясен, Екатерина и её советники ожидали гугенотского восстания после покушения на Колиньи, поэтому они решили нанести удар первыми и уничтожить гугенотских лидеров, приехавших в Париж на свадьбу Маргариты Валуа и Генриха Наваррского. Варфоломеевская резня началась с первыми часами 24 августа 1572 года.

Гвардейцы короля ворвались в спальню Колиньи, убили его и выбросили тело из окна. Одновременно с этим прозвучавший колокол церкви, явился условным знаком к началу убийств гугенотских лидеров, большинство из которых погибли в собственных кроватях. Свежеиспечённый зять короля Генрих Наваррский был поставлен перед выбором между смертью, пожизненным заключением и переходом в католицизм. Он решил стать католиком, после чего ему предложили остаться в комнате для его же собственной безопасности. Все гугеноты внутри и вне Луврa были убиты, a те, кому удалось бежать на улицу, были застрелены ждавшими их королевскими стрелками. Парижская резня продолжалась почти неделю, распространившись по многим провинциям Франции, где беспорядочные убийства продолжились. По словам историка Жюля Мишеля, «Варфоломеевская ночь была не ночью, а целым сезоном». Эта резня восхитила католическую Европу, Екатерина наслаждалась похвалой. 29 сентября, когда Генрих Бурбон встал на колени перед алтарём как добропорядочный католик, она повернулась к послам и засмеялась. С этого времени ведёт своё начало «чёрная легенда» o Екатерине, злой итальянской королеве.

Гугенотские писатели заклеймили Екатерину как коварную итальянку, которая следовала совету Макиавелли, «убить всех врагов одним ударом». Несмотря на обвинения современников в планировании резни, некоторые историки не вполне соглашаются с этим. Нет никаких веских доказательств того, что убийства были заранее спланированы. Многие рассматривают эту резню как «хирургическую забастовку», которая вышла из-под контроля. Каковы бы ни были причины случившегося кровопролития, которое очень быстро вышло из-под контроля Екатерины и кого-либо ещё, историк Никола Сутерланд назвал Варфоломеевскую ночь в Париже и её последующее развитие «одним из самых противоречивых событий из современной истории».

Генрих III

Два года спустя, со смертью двадцатитрёхлетнего Карла IX, Екатерина оказалась перед новым кризисом. Предсмертными словами умирающего сына Екатерины были: «о, моя мать …». За день до своей смерти он назначил свою мать регентшей, так как его брат — наследник французского престола Герцог Анжуйский — находился в Польше, став её королём. В своём письме Генриху Екатерина написала: «Я разбита горем… Моё единственное утешение — это скорее увидеть Вас здесь, как требует того Ваше королевство и в добром здравии, поскольку, если я и Вас потеряю, то заживо похороню себя вместе с Вами».

Любимый сын

Генрих был любимым сыном Екатерины. В отличие от своих братьев он занял престол в совершеннолетнем возрасте. Он был также более здоровым из всех, хотя также имел слабые легкие и страдал от постоянного утомления. Екатерина не могла контролировать Генриха так, как она это делала с Франциском и Карлом. Её роль во время правления Генриха сводилась к роли государственного исполнителя и странствовавшего дипломата. Она путешествовала по королевству вдоль и поперек, укрепляя власть короля и препятствуя войне.

В 1578 году Екатерина взяла на себя восстановление мира на юге страны. В возрасте пятидесяти девяти лет она предприняла восемнадцатимесячную поездку по югу Франции, встречаясь там с гугенотскими лидерами. Она перенесла катаральное воспаление и страдала ревматизмом, но её главным беспокойством был Генрих. Когда у него случился нарыв уха, такой же, как тот, который убил Франциска II, Екатерина была вне себя от беспокойства. После того, как она услышала новость о его благополучном выздоровлении, в одном письме она написала: «Я полагаю, что Бог сжалился надо мной. Видя мои страдания от потери моего мужа и детей, он не хотел окончательно сокрушить меня, отобрав и этого от меня… Это ужасная боль отвратительна, поверьте мне, быть в далеке от того, которого любишь так, как я люблю его, и зная о том, что он болен; это схоже со смертью на медленном огне».

Франсуа, герцог Алансонский

Эркюль Франсуа де Валуа, герцог Алансонский — самый младший сын Екатерины Медичи. Елизавета Английская назвала его «ее лягушкой», хотя позже, вопреки её ожиданию она нашла его «не таким уродливым».

Во время правления Генриха III гражданские войны во Франции зачастую переходили в анархию, поддерживаемую борьбой за власть между высокой знатью Франции с одной стороны и духовенством с другой. Новой дестабилизирующей составляющей в королевстве был младший сын Екатерины Медичи — Франсуа, герцог Алансонский, носивший во время титул (фр. "Monsieur").

Франсуа составил заговор с целью завладеть троном в то время, когда Генрих находился в Польше и позже продолжал нарушать мир в королевстве, используя любую возможность. Братья ненавидели друг друга. Поскольку у Генриха не было детей, Франсуа являлся законным наследником престола. Однажды Екатерине пришлось в течение шести часов читать ему лекцию о его, Франсуа, поведении. Но амбиции герцога Алансонского (позже — Анжуйского) приближали его к несчастью. Его плохо снаряжённая кампания в Нидерланды в январе 1583 годa закончилась уничтожением его армии в Антверпене. Антверпен стал концом военной карьеры Франсуа.

Екатерина Медичи, в письме к нему писала: «…лучше тебе было умереть в юности. Тогда бы ты не стал причиной смерти стольких отважных благородных людей». Другой удар постиг его, когда Елизавета I после Антверпенской бойни официально разорвала свою помолвку с ним.

10 июня 1584 года Франсуа умер от истощения после неудач в Нидерландах. На следующий день после смерти сына Екатерина написала: «Я настолько несчастна, живя достаточно долго, видя как много людей умирают раньше меня, хотя я понимаю, что желанию Бога нужно повиноваться, что Он владеет всем и то, что Он одалживает нам, только до тех пор, пока Он любит детей, которых Он дает нам». Смерть самого младшего сына Екатерины стала настоящим бедствием для её династических планов. У Генриха III не было детей, и казалось маловероятным, что когда-нибудь они у него появятся. Согласно Салическому закону, наследником французской короны стал бывший гугенот Генрих Бурбон, король Наваррский.

Маргарита де Валуа

Поведение самой младшей дочери Екатерины Маргариты де Валуа досаждало матери так же, как и поведение Франсуа. Екатерина называла её «мое несчастье» и «это существо».

Однажды в 1575 году Екатерина накричала на Маргариту из-за слухов о том, что у той появился любовник. В другой раз король даже послал людей, чтобы убить возлюбленного Маргариты де Бюсси (друга Франсуа Алансонского), но тот успел бежать. В 1576 году Генрих обвинил Маргариту в ненадлежащих отношениях с одной придворной дамой. Позже, в своих мемуарах, Маргарита утверждала, что если бы не помощь Екатерины, Генрих бы убил её.

В 1582 году Маргарита возвратилась ко французскому двору без своего мужа и уже вскоре она начала вести себя весьма скандально, меняя любовников. Екатерине пришлось прибегнуть к помощи посла, чтобы умиротворить Генриха Бурбона и возвратить Маргариту в Наварру. Она напомнила дочери о том, что её собственное поведение как жены было безупречным, несмотря на все провокации. Но Маргарита была не в состоянии следовать советам матери.

В 1585 году, после того, как Маргарита, по слухам, пробовала отравить и стреляла в мужа, она снова сбежала из Наварры. На сей раз она направилась в свой собственный Ажен, откуда вскоре попросила денег у матери, которые и получила в количестве, достаточном для пропитания. Впрочем, вскоре ей с её очередным любовником, гонимыми жителями Ажена, пришлось перебраться в крепость Карлат. Екатерина попросила Генриха о скорейшем принятии мер, прежде чем Маргарита опозорит их снова. В октябре 1586 года Маргариту заперли в замке д’Уссон. Любовник Маргариты был казнён на её глазах. Екатерина исключила дочь из своего завещания и больше никогда не виделась с ней.

Смерть


Екатерина Медичи умерла в Блуа 5 января 1589 года в возрасте шестидесяти девяти лет. Вскрытие трупа выявило достаточно ужасное общее состояние лёгких с гнойным нарывом в левой части. По мнению современных исследователей, возможной причиной смерти Екатерины Медичи был плеврит. «Те, кто был близок к ней, полагали, что жизнь её была сокращена досадой из-за поступков её сына», считал один из летописцев.

Поскольку Париж в это время удерживался врагами короны, Екатерину решили похоронить в Блуа. Позже она была перезахоронена в Парижском Аббатстве Сен-Дени. В 1793 году, во время Великой французской революции, революционная толпа сбросила её останки, как впрочем и останки всех Французских королей и королев в общую могилу.

Спустя восемь месяцев после смерти Екатерины, всё к чему она так стремилась и всё о чём мечтала при жизни, свелось к нулю, когда религиозный фанатик монах Жак Клеман заколол её столь любимого сына и последнего Валуа Генриха III.

Влияние Екатерины Медичи

Некоторые современные историки прощают Екатерине Медичи не всегда гуманные решения проблем во время её правления. Профессор, Р. Д. Кнехт указывает, что оправдание её безжалостной политики может быть найдено в её же письмах. Политика Екатерины Медичи может быть рассмотрена как ряд отчаянных попыток удержать монархию и династию Валуа на троне любой ценой. Можно утверждать, что без Екатерины её сыновья никогда не сохранили бы власть, поэтому и период их правления часто называют «годами Екатерины Медичи».

В течение своей жизни Екатерина непреднамеренно имела огромное влияние в моде, принудив однажды, в 1550 году, к запрету толстых корсажей. Запрет касался всех посетителей королевского двора. В течение последующих почти 350 лет после этого женщины употребляли корсеты со шнурками, сделанные из китовых усов или металла, чтобы как можно больше сузить свои талии.

C её пристрастиями, манерами и вкусом, любви к искусству, великолепию и роскоши Екатерина была истинной Медичи. Её коллекция состояла из 476 картин, главным образом портретов, в настоящее время — часть собрания Лувра. Также она была одной из «влиятельных людей в кулинарной истории». Её банкеты во дворце Фонтенбло в 1564 году были известны своим великолепием. Екатерина была особенно хорошо сведущей и в архитектуре: часовня Валуа в Сен-Дени, дополнение к замку Шенонсо недалеко от Блуа и др. Она обсуждала план и художественное оформление своего дворца Тюильри. Популярность балета во Франции также связывают с Екатериной Медичи, принёсшей этот вид сценического искусства с собой из Италии.

Её современник, известный французский гуманист, мыслитель Жан Боден так написал о её королевском правлении: «Если государь слаб и зол — то он создает тиранию, если жесток — организует бойню, если распущен — устроит бордель, если жаден — сдерет с подданных шкуру, если неукротим — высосет кровь и мозг. Но самая страшная опасность — интеллектуальная непригодность государя». Так он, современник, охарактеризовал свою правительницу, считая, что излишняя жестокость государей не признак силы, а признак слабости и «интеллектуальной непригодности» — словами, вошедшими в историю, которые можно применить ко многим властителям.
Категория: Известные женщины мира | Добавил: lady-foreve (13.07.2009)
Просмотров: 8724 | Рейтинг: 5.0/3
Комментарии
avatar
Информация и контакты
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Контакты
Skype: lady-forever.ru Email: messalinauk@rambler.ru
Natalya Larionova
Редактор

Размещение рекламы на сайте