Главная » Статьи на *LADY forever* » Известные женщины мира

Джиа Каранджи. Слишком красива, чтобы умереть - и слишком дика, чтобы жить


Джиа Каранджи  — американская фотомодель конца 70-х - начала 80-х годов. Она была одной из ведущих моделей конца 1970-х, украшая обложки Космополитен, Elle и Vogue, пересматривая стандарты красоты того времени. В лучшие времена своей карьеры в модельном бизнесе она зарабатывала немыслимые по тем временам гонорары (около 10 000$ в день), которые в последствии истратила на героин. Джиа Каранджи — одна из первых известных женщин в США, чьей причиной смерти был открыто назван ВИЧ вирус иммунодефицита.

Детство

29 января 1960 года в предместии Филадельфии у семьи Каранджи родилась девочка - Джиа Мария Каранджи. По характеру Джиа была очень живой и непослушной, непохожей на других. Воспитывала девочку мать (Кетлин Каранджи), с которой она могла разделить любые девичьи радости или обиды. Отец Джии (Джо Каранджи) владел небольшой сетью закусочных. Когда Джии было всего одиннадцать лет Кетлин оставила мужа и детей. Позже оба бывших супруга вступали в повторный брак.

Детские годы Джии прошли в далеко не идеальной среде. Она разрывалась между двумя домами и получала мало внимания со стороны родителей. В это время Джиа встречает лучшую подругу - Карен Караза. Вместе они становятся поклонниками Девида Боуи. В семнадцать лет Джиа жила в Филадельфии и работала за прилавком в бистро своего отца.

Джиа в юности была очаровательной и сексуальной девушкой с прекрасной фигурой и Кетлин подталкивала свою дочь к профессии модели. Она была уверена в том, что модельный бизнес поможет ей в воспитании дочери.

Карьера

Джиа была, безусловно, самой интересной и провокационной моделью своего времени. Ее открыли в 17 лет, когда она танцевала ночью в клубе DCA в Филадельфии. В начале 1978 18-летняя Джиа упаковала свои чемоданы и переехала в Нью-Йорк. Она была очень взволнована и возбуждена. На встречу с Вильгельминой она шла с матерью и другом. Вильгельмина Купер - бывшая модель, управляла агентством моделей в Нью-Йорке.

С первой же минуты Вилли поняла, что это не очередная модель, которые просто приходят и уходят, а девушка, которая завоюет весь мир. В начале Джиа выполняла незначительные для карьеры заказы, это продолжалось около трех месяцев. Затем она встретила Артура Элгорта, который сфотографировал ее для Блумингдэйл. Он познакомил Джию с людьми из Vogue и Cosmo, со Скавуло и Аведон - и это стало началом ее блистательной карьеры. С помощью Вильгельмины Джиа поднялась к вершине славы мгновенно, а это случалось редко.

Что делало Джию настолько отличной от других, настолько особенной? Прежде всего, она была красивой брюнеткой в мире блондинок. Но главным образом, у Джии было фантастически гибкое лицо. "В одной фотосъемке она может быть действительно взрослой",- говорит Вилли, "и быть Лолитой в другой. И это давало ей долгую жизнь в модельном бизнесе".

Фотографы любили уличный стиль Джии - она носила джинсы и кожу: "Джиа напоминала мне Джеймса Дине. Она была очень прохладна, но в тоже время очень уязвима", сказал фотограф Андреа Бланч. Франческо Скавуло также помнит первый день, когда Джиа пришла в его студию: "Возможно, есть только 3 девочки во всей моей карьере, которые шли в мою студию, и я думал 'ничего себе'. Джиа была последней из них". У Джии, как говорили, был самый красивый бюст в бизнесе.

Она всегда сама просматривала все рабочие предложения, и сама определяла, на что согласиться, на что нет. Джиа могла отказаться от предложения только потому, что у нее не было настроения. Это очень непостоянный бизнес, и Джиа могла быть очень непостоянной девочкой. Однажды только за один месяц она отменила две недели заказов, потому что ей не нравилась ее стрижка. К концу 1978 она появилась уже в нескольких журналах (включая американский Vogue).

Джиа Каранджи была постоянным клиентом в самых горячих клубах Нью-Йорка. В 1970-х кокаин был в фаворе – это было не только принято в ночных клубах, но и фактически таким способом студия привлекала моделей продолжить работу после окончания плановых съемок.

Сначала Джиа принимала наркотики только для отдыха. Ведущая Келли Леброк вспоминает, "Джиа, когда я работала с ней, была все еще в самом начале, все еще очень новой и прекрасной, хм, я думаю, тонущей немного в своем собственном успехе, но еще больше втянутой в наркотики, чем кто-либо, кто был рядом".

Работа с Джией всегда была вдохновением для фотографа Криса Вон Уондженхеима, который был известен его "сильными черно-белыми фотографиями". В октябре 1978 Уондженхеим и Джиа сотрудничали на проекте для журнала Vogue. Фотограф спросил Джию останется ли она после съемок, чтобы сделать несколько фотографий в стиле "ню". Он также попросил, чтобы визажист Синди Линтер принимала в этом участие. Джиа сняла с себя одежду и позировала камере, стоя нагой позади забора.

В книге Теория Моды, Уондженхеим говорит о съемке: "Обычно мое мнение было столь высушено назначением, что, когда я возвращался к выполнению личного материала позже, разница была значительная. Но я хотел сделать нагую Джию позади забора, которую держит помощница (Синди Линтер), при этом они находились бы по разные стороны забора. У Джии была отличная фигура и лучшая грудь в бизнесе".

В 1979, в течение пяти месяцев, Джиа появлялась на обложках британского Vogue, французского Vogue, американского Vogue и американского Космополитен, дважды. На второй обложке Космо она позировала в желтом купальнике греческого стиля, который очень красиво выделял ее грудь. Позже эту обложку назвали лучшей из всей карьеры Джии. Фигуру Джии считали очень чувственной, она заметно контрастировала с застенчивыми моделями ее времени.

В январе 1980 наставнице и агенту Джии, 40-летней Вильгельмине Купер, был поставлен диагноз рак легкого. Джиа была опустошена и в результате обратилась к наркотикам. Месяц спустя Джиа вместе с журналом Vogue отправляется на Карибское море на съемки. Vogue редактор Шон Бирнес обнаружил, что она употребляет наркотики: "На пассажирском катере в небольшой лодке, в которой фотографировали Джию, я нахожу небольшой пакет на полу, это оказались наркотики, я бросаю их за борт. Закончив кричать, Джиа отправляется на остров, это была ее последняя доза. На острове было тяжело найти дозу. Вечером Скавуло буквально должен был лежать с ней на кровати, пока она не заснула".

Спустя месяц после того, как Джиа возвратилась в Нью-Йорк, Вильгельмина умерла. На похоронах агенты подходили к Джии с новыми деловыми предложениями. Весной 1980 Джиа поняла, что пережить смерть Вилхелмины ей поможет героин. Джиа любила героин - ведь он помогал ей забыть проблемы. Она быстро приобрела зависимость, что становилось обычным делом в шоу-бизнесе. Это было время, когда наркотики приводили людей в очень "темные места", и некоторые из них оттуда не выходили.

Джие Каранджи двадцать один. Она приехала в Нью-Йорк три года назад из маленького города в Графстве Долларов, Штате Пенсильвания - и все сходили с ума по ней - редакторы, фотографы. "Это была забава. Большинству моделям, для того чтобы достичь цели, приходилось через многое пройти, но для меня многие вещи начали происходить довольно быстро". Возможно, слишком быстро.

К концу ее первого года она была в Европе "по крайней мере, 10 раз" и могла сказать с легкостью: "Я в состоянии купить себе все, что захочу, если я вижу что-то, я могу это купить. Когда Вы пользуетесь спросом, и люди говорят, 'я хочу Вас, я хочу Вас,' нелегко сказать нет. Я не люблю разочаровывать людей. Таким образом, Вам приходится очень много работать. И если Вы хотите взять выходной, потому что Вы нуждаетесь в нем, чтобы отдохнуть или привести себя в порядок, то на следующий день Вы должны будете работать в удвоенном темпе. Модели никогда не должны исчезать, уставать или болеть. Они должны быть все время на виду".

И вдруг Джиа начала исчезать. Иногда она опаздывала, или не показывалась вообще, или появлялась и затем исчезла прямо со съемочной площадки. Поползли слухи, что Джиа - наркоманка. И это было правдой.

Из Дневника Джии:

"Мир кажется основанным на деньгах и сексе ... Я ищу лучшие вещи, чем это, такие как счастье, любовь и забота".

"Вы должны стараться дисциплинировать себя, потому что после определенного возраста никто не будет делать это за Вас".

"Вы знаете, я благодарю Бога за то, что я красива; если я смотрю в зеркало и нравлюсь себе, значит я выгляжу хорошо".

Джиа зарабатывала больше чем сто тысяч долларов в год в течение ее первых двух лет работы в качестве модели. Вильгельмина однажды сказала автору одного журнала, что Джиа заработает в 1980 году около пятисот тысяч долларов. Но этому третьему году ее успешной карьеры не суждено было состояться, потому что к тому времени Джиа плотно сидела на героине. И каждый вокруг нее знал это... В те дни каждый думал, что героин был чем-то вроде волшебства.

В 1980 году она внезапно исчезла из мира моды. Весной 1982 года она сделала попытку возвращения в бизнес, поменяв два агентства. В 1983 году Джиа исчезает снова, чтобы не вернуться никогда.

Личная жизнь

Хотя карьера модели у Джии развивалась фантастически, личная жизнь не складывалась. У нее был небольшой круг общения: визажисты П. Хоккей и Санди Линтер, модели Джулия Фостер и Дженис Дикинсон, были некоторые прежние филадельфские и вновь обретенные связи.

И все же много времени она проводила в одиночестве, несмотря на свои баснословные доходы.

Кроме того, Джия Каранджи была известна своими лесбийскими наклонностями. Она сама соглашалась с этим.

Из дневника Джии:

"Девочки всегда были проблемой для меня. Я действительно не знаю, почему они волнуют меня".

"Она была самой чистой лесбиянкой, которую я когда-либо встречал", вспоминает один друг.

"Это была самая ясная вещь о ней. Она посылала цветы и поэмы девочкам с четырнадцати лет".

"Джиа любила только женщин", - говорит один друг со средней школы. "И проблема состояла в том, что каждый влюблялся в нее, был ли это мужчина или женщина. Благодаря своей обаятельности и красоте она всегда получала, кого хотела".

Многие из ее друзей полагают, что самая главная причина, почему Джиа хотела стать моделью потому, что об этом мечтала ее мать. Она знала, что это была ее судьба. Мать Джии навещала ее в Нью-Йорке так часто, как могла. Иногда только лишь для того, чтобы привести жилье Джии в порядок. Но все же большую часть времени Джиа была одна.

Она пробовала заниматься чем-то вне модельного бизнеса, но не могла найти для этого время в своем плотном графике. "Самая большая ошибка, которую мы сделали, состояла в том, что никто не сопровождал ее в Нью-Йорке", - говорит ее брат Майкл.

Джиа искала любовь и сострадание в то время, когда люди искали секс, деньги и наркотики. В поиске любви и постоянных отношений, Джиа мгновенно влюблялась в людей, с которыми только что познакомилась. Она чувствовала себя невероятно одинокой и даже попросила, чтобы ее брат Майкл поехал с ней в Нью-Йорк. Модель Джули Фостер вспоминает в книге "Истинные Голливудские Истории": "Она искала чью-то любовь, она приходила в мой дом иногда в середине ночи, и я впускала ее, а она только хотела, чтобы кто-то обнял ее. Это было очень грустно".

Наркотики

Фотографы начали подозревать, что импульсивное поведение Джии на сьемочных площадках было результатом злоупотребления героином. "Все мы знали, что Джиа была на наркотиках, это не было тайной, но никто не обсуждал это, я никогда не обсуждал это с ней," - сказал фотограф Франческо Скавуло в его интервью ABC.

Фотограф Майкл Тайг говорит, что употреблять героин было вне закона. Но в случае Джии было все по другому. Она позволяла себе опаздывать на фотосессии, не являться вовсе, употреблять героин в студии - фотографы закрывали глаза на это ради заветной фотографии. В ноябрьском Vogue от 1980 года видно, как далеко зашла привязаность Джии к наркотикам. На фотографиях были явно видны следы на руке от уколов. Цитата из книги Стивена Фрида: "На множестве фотографий, где она была в купальнике, были видны красные следы на руках".

"Я помню, когда те фотографии вышли",- говорит достоверный источник, -"в художественном отделе был скандал". Фото были отредактированы и отретушированы, чтобы минимизировать очевидное... "В течение нескольких месяцев все деньги, заработанные в модельном бизнесе, Джия тратила на наркотики. Ее зависимость на первых порах не мешала ей оставаться в центре моды и быть той, которую все хотели.

Летом 1980 года Джиа украшала обложки Vogue и Cosmopolitan. За кадром оставались ее непредсказуемые истерики, забастовки в середине фотосессий, иногда она просто засыпала перед камерой. Она была больше заинтересована в ежедневной дозе героина, чем в работе перед камерой. Джиа употребляла почти четыре дозы препарата одновременно и не слушала никого из друзей. Элитный агент Моник Пиллард сказал Опре в ее ток-шоу: "Я пробовал лично контролировать ее сбережения много раз, но у меня ничего не вышло. Вы можете привести лошадь на водопой, но Вы не можете пить за нее, она сама должна это захотеть".

В ноябре 1980, Джиа оставила агентство Wilhelmina и подписала контракт с Эйлин Форд. Но там не допускали беспорядочное поведение и после трех недель работы ее понизили. Вскоре, в феврале 1981, Джиа исчезла из нью-йоркского мира моды в надежде привести свою личную жизнь в порядок. Карен Караза вспоминает: "Я была в ночном клубе со своим парнем. И вдруг увидела Джию в невменяемом состоянии с порезаной шеей. Она подняла голову, но не узнала меня. Это было действительно неприятно.”

Утомленная и больная, Джиа записалась на программу реабилитации в клинике для алкоголиков и наркоманов. Той зимой она вступила в отношения с 20-летней студенткой Рошель, увлекавшейся героином. Говорили, что ее подруга была еще в более тяжелом состоянии.

"Я всегда подозревал, что Рошель была на героине, она даже предложила его мне, но я сказал "это не для меня." "Это были дикие отношения в течение многих лет",- сказал Майкл Каранджи.

Под влиянием Рошель Джия уходила все дальше от реального мира. Весной 1981 21-летняя Джия была арестована за вождение в нетрезвом состоянии, и позже она была поймана за кражу. В июне Джиа оставила дом матери и опять записалась на программу по реабилитации. Но ее попытка вылечиться была прервана новостью о том, что ее близкий друг фотограф Крис Вон Уондженхеим погиб в автомобильной катастрофе. Это стало для нее оправданием, которое она искала: она заперлась в ванной и провела много часов в наркотическим бреду.

После нескольких лет употребления наркотиков рука Джии была поражена уродливым нарывом, ее спина была покрыта язвами. В конце 1981 года Джия опять начала бороться за свою жизнь и ей удалось прибавить в весе. Она была настроена на излечение и хотела вернуться в Нью-Йорк. Джиа связалась с агентом Моник Пиллард: "Она сидела в моем кресле и я сказал: "Джиа, я хочу работать с Вами, но я слышал много плохих историй. Почему Вы носите такую длинную рубашку? Я могу видеть ваши руки?". Она крепко сжала рукава рубашки и спросила: "Вы хотите работать со мной или нет?".

Несмотря на все проблемы, Моник подписал договор с Джией, которая теперь упорно трудилась, чтобы доказать скептикам, что она не зря вернуласть в Нью-Йорк. В начале 1982 Джиа снималась для обложки Cosmo. По мнению фотографа, это должна была быть ее лучшая обложка. "Несмотря на все усилия с моей стороны, этого не случилось. Ее необыкновенный дух ушел из нее. Ничего не получалось",- говорит Скавалло. Руки Джии во время съемок были заложены назад, чтобы скрыть следы уколов - ходили слухи, что она сидела в таком положении, чтобы скрыть вес, который она набрала при лечении, но фотограф это отрицал.

Джиа снялась в телепередаче "20/20" - истории о супермоделях. Она говорила, что не употребляла наркотиков, но ее взглад и голос доказывали обратное. Когда-то ей предлагали 10 000 $ в неделю за съемку в Европе, но теперь никто не хотел работать с ней.

Моник Пиллард вспоминает один случай, когда Джия работала в Нью-Йорке. "Мне позвонили и сказали - приезжайте и заберите ее, или я выкину ее из студии. Она заснула перед камерой и обожгла себе грудь сигаретой". В мае Джии была необходима операция на руке, потому что она колола себя в одном и том же месте очень много раз, что привело к инфекции.

Весной 1983 Джиа была поймана с поличным на фотосессии в Северной Африке; ее послали упаковывать вещи – карьера была закончена.

Джиа переехала в Атлантик-Сити, где она жила в квартире с Рошель. "Я не узнала ее сначала, у нее был очень необычный голос, неприятный. Это было отвратительно", - сказала Карен после второй встречи с Джией.

"Те годы были сумасшедшими", - вспоминает мать Джии, - "Я сказала моему бывшему мужу, что он должен быть готов к любым новостям, потому что она была способна на что угодно. Люди в такой ситуации сделают все что угодно ради наркотиков. Воровство, даже убийство. Я понимала, что в любой день могу получить письмо о том, что она мертва".

К декабрю 1984 года Джиа достигла самого дна. После давления со стороны семьи Джию опять записали в программу восстановления в больницу Eagleville в штате Монтгомери. Она объявила себя нищей и жила на пособие. В Eagleville пациент по имени Роб Фей стал для нее важным другом. "Отношения, которые вы начинаете там, вы начинаете с нуля - и это совершенно новая жизнь. Я был действительно единственным близким для нее человеком в то время. Я помню однажды мы увидели, как пара пожилых людей держится за руки. Это действительно тронуло ее - те люди провели вместе всю жизнь и все еще любили друг друга и заботились друг о друге. Для нее это было очень важно".

После шести месяцев лечения Джиа покинула больницу Eagleville и уехала в пригород Филадельфии. Она работала продавцом джинсов и кассиром в местном универсаме, пошла на курсы в колледж, у нее даже появился интерес к фотографии и кино. Однако спустя три месяца Джиа исчезла еще раз. "Она исчезла, и никто не мог найти ее", - говорит Роб, - "Я не видел ее в течение трех недель, ведь обычно когда кто-то исчезает, значит, взялись за старое или совершили самоубийство. И больше вы их не видите".

Джиа возвратилась в Атлантик-Сити летом 1985. Она увеличила дозу. Она спала с мужчинами за деньги, чтобы купить наркотики и была изнасилована несколько раз. В 1986 она оказалась в больнице с признаками пневмонии. После этого Джиа Каранджи прожила только шесть месяцев...

Смерть

В 1986 году Джиа внезапно заболела, мать сразу отвезла ее в больницу. У Джии была пневмония, когда она зарегистрировалась. Далее, после обследования, ей поставили диагноз - Синдром приобретенного иммунодефицита - СПИД.

Когда состояние Джии ухудшилось, ее перевели в одну больниц Филадельфии. Там, в течение многих месяцев у Джии было то, о чем она всегда мечтала - постоянное внимание ее матери Кэтлин. В то время Кэтлин не позволяла никому входить в больницу и посещать Джию, таким образом, многие даже не знали, что Джиа серьезно больна.

Один из тех людей, которому позволяли ее навещать, был Роб Фей: "Кэтлин проделала оргомную работу, чтобы палата была похожа на дом", - говорит он. "Джиа хотела снять сюжет, в котором она рассказала бы детям о наркотиках. Чтобы они знали, к чему наркотики могут привести. Она хотела сказать, что с этим можно справиться. Но почему-то мы его так и не записали. В последний раз, когда я видел Джию, она не могла говорить, я знал, что она умирает".

Тогда мать Джии наконец нарушила свое молчание, чтобы рассказать о трагической судьбе своей дочери. "Я была с ней до конца",- сказала Кетлин, - "Мы сидели в парке и разговаривали. Мы обе знали, что у нее не было особого желания жить. Джиа тогда сказала: "У меня три раза был передоз - почему Бог спас меня тогда?" Лицо Джии было красиво до конца. У нее возобновилась вера в Бога. К двери ее палаты был прикреплен портрет Иисуса".

В течение нескольких недель здоровье Джии быстро ухудшилось. В октябре, за четыре недели до смерти, она была помещена в изолятор. Ее тело было испещрено многочисленными язвами, которые образовались вследствии болезни. "Джиа повернулась ко мне и сказала свои последние слова: "Я думаю, что увижу ЕГО сегодня вечером". Я говорю: "Нет, нет, живи здесь. Для Мамы". Но я знала, что она оставляла меня ".

18 ноября 1986 года 26-летняя Джия Каранджи умерла. СПИД настолько изуродовал ее тело, что распорядитель похорон рекомендовал хоронить ее в закрытом гробу.

"Ужасно. Это все еще очень грустно, это всегда будет очень грустно. Это ужасный конец для такой яркой жизни" - вспоминает Карен Караза. 21 ноября 1986 родственники и друзья были приглашены на панихиду. Джия была погребена в Фестервилле, штат Пенсильвания. В мире моды даже не знали о том, что знаменитая когда-то на всю планету Джиа Каранджи умерла. Даже в ее родном городе люди не знали конец ее истории. Большинство знакомых Джии только через год узнали о ее смерти. Похороны были очень тихими - сказать, что Джиа умерла от СПИДа было бы ужасным позором для всей ее семьи.

Карен Караза помнит тот день: "Мы с матерью пошли на похороны, и, конечно, это был закрытый гроб, и я не помню, чтобы там было много людей, едва ли кто-то вообще был там. Это так грустно, правда? Очень грустно...".

После смерти

Наследие Джии огромно. Она была одной из первых супермоделей в мире. С началом её работы впервые в истории индустрии моды фотографии начали как бы оживать. Благодаря Джии на страницах глянцевых журналов начали появляться не только блондинки, но и брюнетки. Синди Кроуфорд за внешнее сходство получила прозвище Baby Gia (англ. Маленькая Джиа). История Джии легла в основу биографического фильма "Джиа", который помог в начале карьеры Анджелине Джоли.

Своей печальной судьбой она показала всему миру, как страшно влияние наркотических средств на организм человека, став одной из тех, кто показал, что у яркого мира софитов и вспышек есть и другая, темная сторона, о которой мало кому известно, а наркотики, смерть, или, безумие, как это случилось с легендарной советской моделью Региной Збарской - это лишь разные оттенки темноты.

Категория: Известные женщины мира | Добавил: lady-foreve (26.07.2010)
Просмотров: 17295 | Рейтинг: 4.0/3
Комментарии
avatar
Информация и контакты
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Контакты
Skype: lady-forever.ru Email: messalinauk@rambler.ru
Natalya Larionova
Редактор

Размещение рекламы на сайте