Главная » Статьи на *LADY forever* » Известные женщины мира

Сада Абэ. Любовь, смерть, некрофилия


Молодая японка Сада Абэ, работающая служанкой в доме свиданий, становится любовницей Кишицо - хозяина заведения. С каждым разом сексуальные игры Сады и Кишицо обретают все более опасную форму. В результате Сада так сильно привязывается к любовнику, что теряет рассудок.

Одурманенная страстью, она во время очередного экстаза душит возлюбленного, а затем уже мертвого кастрирует. После этого она пишет кровью на его теле: Кишицо и Сада - любовь навеки. Следующие четыре дня она ходит по городу с отрезанным пенисом и с блаженной улыбкой на лице. В конце концов, Саду ловят, но медицинская экспертиза признает ее нормальной. Суд над Садой держит в напряжении всю Японию. Ее приговаривают к заключению (по другой версии - признают невиновной и отпускают, во что, честно сказать, верится с трудом).

Вы только что прочли описание фильма "Коррида любви" (или, в другом переводе, "Империя чувств"), снятого режиссером по имени Нагиса Осима в 1976 году. Этот фильм был запрещен в ряде стран из-за откровенных сцен секса и насилия. Но самое интересное, что женщина по имени Сада Абэ действительно существовала, а фильм снят на основе реальных событий, произошедших в 30-х годах прошлого века.

Сада Абэ родилась 28 мая 1905 года в Токио и прославилась тем, что в целях получения эротического удовольствия задушила своего партнера Китидзо Исиду 18 мая 1936 года, а затем отрезала его пенис и яички, и носила их с собой в дамской сумочке. История стала национальной сенсацией в Японии, получила широкое освещение в прессе и начала обрастать мистическими подробностями. Она так же легла в основу многочисленных произведений художников, философов, писателей и кинематографистов.

Седьмой ребенок

Сада Абэ была седьмым из восьми детей Сигэёси и Кацу Абэ, в семье среднего класса из токийского пригорода Канда. Семья занималась производством татами. Из всех детей лишь четверо достигли зрелого возраста, Сада была самой младшей среди них. Отец Сады, Сигэёси Абэ, был родом из префектуры Тиба, и был приемным ребёнком в семье, чей бизнес он впоследствии унаследовал. Ему было 52 года, когда родилась Сада. Из полицейского досье следует, что он был «достойным и честным человеком». Мать Сады Абэ, Кацу Абэ, несмотря на
то, что характеризовалась знакомыми как эгоцентричная и экстравагантная, также не имела нареканий со стороны властей и полиции.

Будучи младшей дочерью, Сада пользовалась особым отношением матери, потакавшей её прихотям. Именно мать Сады поддержала её в намерении брать уроки пения и игры на сямисэне, занятий, в то время традиционно ассоциировавшихся с гейшами и проститутками, нежели классическими музыкальными занятиями. К гейшам относились как к гламурным знаменитостям и очарованная таким образом, Сада сбегала из школы на такие занятия, а также наносила соответствующий образу макияж.

Со временем семья столкнулась с определёнными проблемами, связанными с братом Сады, Синтаро, и сестрой Тэруко. В такие моменты Саду отсылали из дома одну. В один из таких дней, когда Саде было 15 лет, она была изнасилована своим знакомым в доме общих друзей. Несмотря на всяческую поддержку со стороны родителей, Сада росла трудным подростком.

Школа гейш

Когда Сада Абэ подросла и стала практически неконтролируемой, родители отдали её в школу гейш Йокогамы в 1922 году, в надежде, что таким образом она найдёт своё место в обществе. Току Абэ, старшая сестра Сады, заявляла позднее, что Сада мечтала стать гейшей. Однако сама Сада считала, что отец сделал из неё гейшу в наказание за беспорядочную половую жизнь.

Впечатление Сады Абэ о жизни гейш в корне изменилось уже вскоре после начала обучения. Чтобы стать звездой среди гейш, требовалось много труда, дисциплины, занятий с раннего детства и на протяжении многих лет. Она же стала матигэйся, то есть, квазигейшей, в обязанности которой входили лишь сексуальные утехи. Она проработала так пять лет, а затем заболела сифилисом. Поняв, что теперь её будут регулярно проверять и осматривать, Сада Абэ решила сменить профессию и найти лучше оплачиваемую работу, коей стала работа лицензированной проститутки.

Проблемная девушка

Абэ начала работу в знаменитом районе Осаки Тобита, но вскоре уже заработала репутацию проблемной  девушки. Она воровала деньги у клиентов, пыталась сбежать из борделя несколько раз, но её регулярно отлавливали и возвращали благодаря слаженной и хорошо организованной системе легальной проституции. Однако через два года ей всё-таки удалось сбежать, она
оставила занятия проституцией и устроилась официанткой в кафе. Доходы от такой работы были невелики и не устраивали её. Через некоторое время она вновь вернулась к занятиям проституцией. В 1932 году  она поступила в нелегальный бордель в Осаке. В январе следующего года умерла мать Сады Абэ, и она отправилась в Токио навестить отца и могилу матери. В
Токио же она присоединилась к местному рынку проституток и впервые стала платной любовницей. В 1934 году серьезно заболел её отец и она кропотливо ухаживала за ним в течение десяти дней вплоть до его смерти.

Ненасытная любовница

В октябре 1934 года Саду Абэ арестовала полиция во время рейда по нелегальным борделям. Через влиятельных друзей владельца борделя, женщин удалось освободить. В этом, в частности помог Кинносукэ Касахара, которому очень нравилась Сада Абэ. Вскоре она стала его любовницей.

20 декабря 1934 года Касахара купил ей дом и стал снабжать её деньгами. В показаниях, которые он впоследствии давал полиции, он заявлял что: "Она была сильной и властной женщиной. Несмотря на то, что я достаточно искушенный человек, ей удавалось поражать меня. Она не успокаивалась, пока мы не занимались этим дважды, трижды или четырежды за ночь. Она
требовала, чтобы мои руки постоянно накрывали её интимные места всю ночь… Поначалу это было здорово, но через пару недель меня это утомило".
   
Когда Сада Абэ предложила Касахаре бросить жену и жениться на ней, он отказался. Тогда она попросила у Касахары разрешения завести другого любовника, но и в этом он ей отказал. После этого их отношения прекратились, и Сада сбежала от него в Нагою. Свои показания об Абэ Касахара завершил такой ремаркой: «Она шлюха и потаскуха. И из того, что она сделала, становится очевидным, что мужчинам её следует опасаться». Сада Абэ в свою очередь отзывалась о нём в не менее резких выражениях: «Он не любил меня и обращался со мной, как с животным. Он мерзавец, который валялся у меня в ногах, как только я заявила, что нам следует расстаться».

В Нагое в 1935 году она снова решила покинуть секс-индустрию. Она устроилась официанткой в ресторан. Вскоре у неё начался роман с одним из клиентов ресторана по имени Горо Омия, профессором и банкиром, который собирался стать членом японского парламента. Понимая, что в ресторане не будут приветствоваться сексуальные отношения официантки с клиентами, она
покинула Нагою и вернулась в Токио. Омия нашёл её в Токио и предложил ей получить финансовую независимость, открыв собственный ресторан. Он также оплатил её лечения на курорте Кусацу, где она лечилась от сифилиса с ноября 1935 года по январь 1936 года. По совету Омии, Сада Абэ решила наняться стажёром в ресторан и начать движение в ресторанном бизнесе.

Знакомство с Китидо. Любовный марафон

Вернувшись в Токио, Сада Абэ нанялась стажёром в ресторан «Ёсида-я» 1 февраля 1936 года. Владельцем заведения был Китидзо Исида, которому в тот момент было 42 года. Он также начинал стажёром, а «Ёсида-я» был открыт им в 1920 году в токийском пригороде Накано. Когда Абэ устроилась в ресторан, Исида уже слыл дамским угодником и практически не занимался самим рестораном, которым уже давно заправляла его жена.

Вскоре после того, как она устроилась к нему в ресторан, Исида стал оказывать ей знаки внимания. Поскольку Омия не удовлетворял Саду Абэ в сексуальном смысле, она отдалась Исиде. Их связь началась в ресторане, в середине апреля; антуражем служила романтическая музыка, которую исполняла гейша. 23 апреля 1936 года Исида и Абэ договорились о встрече в чайном домике в пригороде Сибуя. Первоначально запланировав короткое свидание, они провели в постели четыре дня. В ночь на 27 апреля 1936 года они перебрались в другое местечко, чайный домик в отдалённом районе Футако-Тамагава. Там они продолжали выпивать, заниматься любовью и слушать песни гейши. Как утверждалось, они не прерывались даже когда в комнату входили
служанки, чтобы убрать со стола. Затем они продолжили свой любовный марафон в пригороде Огу. Исида не появлялся в ресторане вплоть до утра 8 мая 1936 года.

Сада Абэ так позднее отзывалась о своём любовнике: "Трудно даже и объяснить, что было наиболее привлекательным в Исиде. Но было совершенно невозможно сказать что-то плохое о нём, о том, как он выглядел, каким любовником он был, как выражал свои чувства. Я никогда раньше не встречала такого сексуального мужчину".
   
После разрыва с Китидзо Абэ впала в депрессию и стала много пить. Она утверждала, что именно с Исидой впервые познала любовь, а мысль о том, что он вернулся к своей жене, заставляла её ревновать. Примерно за неделю до совершения убийства Абэ начала его обдумывать. 9 мая 1936 года Сада Абэ была на представлении, в которой гейша нападает на своего любовника с огромным ножом. После увиденного Абэ решила пригрозить Исиде ножом на их следующем свидании. 11 мая 1936 года она продала часть своей одежды и на вырученные деньги приобрела кухонный нож и суши.

Позднее Абэ так описывала встречу с Исидой: "Я выхватила нож из своей сумки и пригрозила ему, как это было сделано в увиденном мною спектакле, приговаривая: Кити, ты надевал это кимоно для своей любимой клиентки. Я убью тебя за это. Исида опешил, сделал шаг назад, но всё это ему явно понравилось".
   
Смертельная игра

Исида и Абэ вернулись в Огу, где и оставались до его смерти. Во время любовных утех Сада Абэ поднесла нож к основанию его пениса и сказала, что сделает так, чтобы он не встречался с другими женщинами. На это Исида рассмеялся. Через две ночи их сексуального марафона Абэ начала придушивать Исиду, он просил её продолжать, поскольку это доставляло ему удовольствие. Она также позволила ему делать то же с собой.

Вечером 16 мая 1936 года, Абэ использовала свой пояс оби  чтобы придушить Исиду во время оргазма, и им обоим это понравилось. Они продолжали это еще в течение двух часов. В очередной раз, когда Абэ убрала пояс и перестала душить его, лицо Исиды исказилось от боли. Затем Исида принял около 30 таблеток успокоительного средства Calmotin  дабы облегчить боль. Согласно утверждениям Абэ, когда Исида начал засыпать, то попросил её: «Обмотай пояс вокруг моей шеи и затяни его, когда я буду спать, хорошо? Если начнешь душить меня, то не останавливайся, потому что потом очень больно». Абэ решила, что он хочет, чтобы она его убила, но решила, что он пошутил.

Около двух часов ночи 18 мая 1936 года, когда Исида спал, она обмотала свой пояс дважды вокруг его шеи и задушила его насмерть. Позднее она сказала полиции: "После того, как я убила Исиду, я почувствовала облегчение, как если бы непосильный груз был снят с моих плеч. Я ощутила полную чистоту".


   
Сада Абэ пролежала рядом с телом Исиды несколько часов. Затем она отрезала его гениталии кухонным ножом, завернула в газету, и хранила их до своего ареста тремя днями позже. Она нацарапала своё имя на его руке, а также кровью написала на простынях «Сада и Кити вместе». Затем, на его левой руке она вывела иероглиф, обозначающий её имя, Сада. Затем она надела его бельё и покинула номер гостиницы примерно в 8 утра, предварительно попросив персонал не беспокоить Исиду. На вопрос полиции, зачем она отрезала его гениталии, она ответила: «Потому, что не могла взять его тело или голову с собой. Я хотела взять частичку его тела, которая возбуждала самые яркие и живые воспоминания».

Сбежав из гостиницы, Абэ встретилась с Горо Омией. Она многократно извинялась перед ним, и не подозревая о совершенном убийстве, Омия решил, что она извиняется за то, что завела любовника на стороне. Абэ извинялась за разрушение его политической карьеры, которое неминуемо произойдёт, когда обнаружится их связь. 19 мая 1936 года история получила широкое освещение в прессе. Карьера Омии рухнула, а жизнь Абэ подверглась пристальному изучению и обсуждению в обществе.

Некрофилия

История незамедлительно была подхвачена всеми японскими СМИ и стала национальной сенсацией, а начавшееся безумие вокруг поиска Сады Абэ в конечном итоге получило название «Страсти по Саде Абэ». Полиция получала сведения о местонахождении Сады Абэ из самых разных городов Японии, а одно такое ложное донесение чуть не привело к массовым беспорядкам в квартале Гиндза, вызвав огромный затор на дорогах.

19 мая 1936 года Абэ отправилась за покупками и в кино. Она остановилась в гостинице района Синагава, где провела 20 мая, написав несколько прощальных писем в адрес Омии, друзей и Исиды. Она планировала совершить самоубийство через неделю после убийства, занималась некрофилией.

Позже Сада рассказала: "Я сроднилась с пенисом Исиды и думала, что смогу умереть только, когда тихо и спокойно попрощаюсь с ним. Я развернула бумагу и рассматривала пенис и мошонку. Я брала его пенис в рот и даже пыталась вставить в себя… Тогда я решила лететь в Осаку, взяв с собой пенис Исиды. В конце концов я спрыгну с обрыва горы Икома, сжимая пенис в руках".

В 4 часа дня, усомнившись в вымышленным имени, под котором Абэ зарегистрировалась в гостинице, полицейские пошли в её номер. Она призналась, что на самом деле и является Садой Абэ, и предъявила гениталии Исиды в качестве доказательства.

Ради любви

Абэ арестовали и допрашивали более восьми раз. Следователей поразил ответ Сады Абэ на вопрос о причинах, побудивших её убить Исиду. «Её глаза загорелись странным светом, она пришла в состояние возбуждения и ответила»: "Я так его любила, я хотела заполучить его всецело. Но поскольку мы не были мужем и женой, то пока он был жив, он мог оказаться в объятиях других женщин. Я знала, что если убью его, то никакая другая женщина уже к нему не притронется. Вот я и убила его…"
   
Сравнивая это преступление со многими другими аналогичными убийствами в Японии, по мнению Уильяма Джонстона, автора книги «Гейша, блудница, душительница, звезда: Женщина, секс и мораль в современной Японии», именно этот ответ отличает Саду Абэ от прочих убийц, и именно это заявление так взбудоражило всю нацию.

Слухи и пропажа пениса и яичек Исиды

Марк Шрайбер, автор книги «Тёмная сторона: Знаменитые преступления и преступники Японии», посвятил Абэ раздел «Госпожа Сада на службе у благодарной нации». Он отмечает, что инцидент с Садой Абэ произошёл как раз тогда, когда японские СМИ усиленно муссировали политические и военные проблемы, включая путч молодых офицеров, а также надвигающуюся войну с Китаем. Он предполагает, что подобный сексуальный скандал переключил внимание общества и отвлёк от тягот политической и военной обстановки[6]. Эта история также пришлась по душе последователям эротического гротескного течения в японском искусстве — эрогуро.

Когда подробности преступления были обнародованы, появились слухи что пенис Исиды был выдающихся размеров. Однако офицер полиции, который допрашивал Саду Абэ после ареста, опроверг слухи, заявив, что «он был самого обычного размера. Абэ сказала, что не размер делает мужчину мужчиной в постели. Техника и желание доставить удовольствие — вот что мне нравилось в Исиде».

После ареста отрезанный пенис и яички Исиды были отправлены в медицинский колледж Токийского университета и выставлены на публичное обозрение в конце Второй мировой войны, но вскоре после этого исчезли.

Мягкое наказание

Суд над Садой Абэ начался 25 ноября 1936 года, и уже к пяти часам утра вокруг здания суда начала собираться толпа. Судья, председательствоваший в судебном заседании, признался, что во время обсуждения некоторых подробностей дела он испытывал эрекцию, однако старался рассматривать дело со всей серьёзностью. Показания Абэ перед оглашением приговора начинались словами «Больше всего в этой истории я жалею о том, что была непонята, как какая-нибудь сексуальная извращенка. Такого, как Исида мужчины, никогда не было в моей жизни, были мужчины, которые мне нравились, с которыми я спала не за деньги, но ни один не заставлял меня чувствовать что-либо подобное тому, что я испытывала к Исиде.»

21 декабря 1936 года Саду Абэ признали виновной в убийстве второй степени и расчленении трупа. Несмотря на то, что прокурор требовал осудить её на десять лет, а сама Абэ просила для себя смертной казни, её приговорили всего к шести годам тюремного заключения. Сада Абэ была определена в женскую колонию в городе Тотиги, где она стала заключённой номер 11.

10 ноября 1940 года по случаю 2600-летия восхождения на трон Императора Дзимму, формального основателя и первого императора Японии, приговор Абэ был смягчён и она была амнистирована и отпущена на свободу день в день через пять лет совершенного ею преступления — 15 мая 1941 года.

Полицейские допросы и показания Сады Абэ стали национальным бестселлером в Японии в 1936 году. Профессор Кристина Марран связывает такое восхищение историей Сады Абэ с появившимся в 1870-е годы и ставшим популярным в японской литературе стереотипе «коварной женщины», в японской практике для них применим термин докуфу (dokufu — дурная женщина). В конце 1890-х годов появились мемуары и автобиографии женщин-преступниц, с признанием в преступлениях. Профессор Марран, однако, отмечает, что в отличие от предыдущих признательных автобиографических книг, Абэ делала упор на свою сексуальность и любовь, которую она испытывала к жертве.

Жизнь после тюрьмы

После освобождения из тюрьмы Абэ сменила имя. Будучи любовницей «серьёзного человека», которого в своих мемуарах она называла «Y», она обосновалась в префектуре Ибараки, а позднее в Сайтаме. Когда родственникам и друзьям «Y» стало известно, кем на самом деле является Абэ, он разорвал с ней всякие отношения.

Стремясь отвлечь внимание публики от политики и критики властей, правительство Сигэру Ёсиды открыто поддержали политику «Трёх C» — спорт, секс и кино. Такой пересмотр предвоенных ценностей и цензуры позволил опубликовать ранее запретные по морально-нравственным основаниям материалы, а также сменить тональность литературы о Саде Абэ.

Так, предвоенное произведение «Психологический диагноз Сады Абэ» (1937), характеризовало её как образчик опасной и необузданной женской сексуальности, представляющей опасность патриархальной системе ценностей. В послевоенную эпоху она уже воспринималась как критик тоталитарности, символ свободы от угнетающей политической идеологии. Японский писатель Сакуносукэ Ода написал об Абэ два рассказа, а в июне 1949 года вышла статья о том, как Абэ пытается вернуть себе честное имя и очистить его от многочисленных упоминаний в «горах» эротической литературы.

Не преступница, а героиня?

В 1946 году писатель Анго Сакагути взял у Абэ интервью, рассматривая её мнение как авторитетное в области сексуальности и свободы. В 1947 году была опубликована книга «Эротические признания Сады Абэ» (англ. The Erotic Confessions of Abe Sada), ставшая бестселлером и разошедшаяся тиражом более 100000 экземпляров. Книга оформлена в виде интервью Сады Абэ, однако основана на показаниях Абэ, данных ею в полиции. Сада Абэ была раздосадована тем, что автор книги, Итиро Кимура, представил всё так, как будто она дала ему интервью. Сада Абэ судилась с ним, обвинив писателя в клевете и очернении репутации. Результат судебного разбирательства не известен, предполагается, что дело было решено во внесудебном порядке.

Как своеобразный ответ этой книге, Сада Абэ написала собственную автобиографию, «Мемуары Сады Абэ». В отличие от книги Кимуры, который обрисовал её сексуальной извращенкой, в своих мемуарах она основное внимание уделяла своей любви к Исиде. Первое издание журнала "Правдивая история", вышедшем в январе 1948 года, были опубликованы не печатавшиеся ранее фотографии места преступления под заголовком «Эрогуро Века! Публикуется впервые. Фотографии с места преступления Сады Абэ». Полностью сменив тональность в отношении любых публикаций о Саде Абэ, журнал Monthly Reader называет её героиней своего времени, за собственные устремления во времена «фальшивой морали» и репрессий.

В 1969 году Абэ появилась в разделе «Sada Abe Incident» фильма японского режиссёра-документалиста Тэруо Исии, который снял фильм «История странных преступлений, совершенных женщинами». Последняя известная фотография Абэ была сделана в августе того же года. Она исчезла и навсегда перестала появляться на публике в 1970 году. Когда в середине 1970-х годов режиссёр Нагиса Осима задумал фильм «Империя чувств» и решил найти Абэ, то после долгих поисков обнаружил её, совершенно облысевшую, в доме престарелых в Кинки.

Будоражащая умы и сердца

Через десятки лет после самого преступления и после её таинственного исчезновения Сада Абэ продолжает вызывать интерес. Помимо документального фильма, в котором Абэ появилась собственнолично незадолго до исчезновения, в прокат вышло как минимум три успешных кинокартины, рассказывающих её историю. В 1998 году вышло новое издание автобиографии Абэ — 438-страничный том на японском языке. Первая книга о ней на английском языке вышла в 2005 году — пространное биографическое исследование Уильяма Джонстона «Гейша, блудница, душительница, звезда: Женщина, секс и мораль в современной Японии».

В 2003 году газета Майнити симбун публиковала рассказ об Аканэ Макисэ, стриптизёрше, которая создавала кукол в форме пениса и называла их «Тинкити», производное от японского слова, обозначающего пенис, и Кити по имени Китидзо Исида.

В марте 2007 года австралийская группа «Abe Sada» из города Перт, играющая в стиле нойз-рок, выиграла грант, предоставляемый Австралийским департаментом культуры и искусства на проведение тура по Японии в июне-июле 2007 года.

Жизнь и судьба Сады Абэ нашли отражения во многочисленных художественных произведениях современных писателей и психологических исследованиях. История Сады Абэ легла в основу многочисленных фильмов: игровых и документальных.
Категория: Известные женщины мира | Добавил: lady-foreve (06.06.2011)
Просмотров: 8147 | Рейтинг: 5.0/2
Комментарии
Имя *:
Email:
Код *:
Информация и контакты
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
Контакты