Главная » Статьи на *LADY forever* » Известные женщины мира

Сидони Колетт. Звезда Прекрасной эпохи


Сидони Колетт родилась в то время, когда на вес золота ценилась необычность. И, хотя в необычных женщинах никогда не было недостатка - и тогда тоже - она сумела выделиться. Проведя полжизни в безвестности и пописывая романы, издаваемые под чужим именем, Сидони даже не подозревала, что станет классиком французской литературы под именем своим, будет одной из самых необычных актрис и фотомоделей своего времени - будет сниматься обнаженной! - и даже заведет романы с несколькими женщинами.

Она оставила после себя огромное наследие: собрание сочинений в 15 томах, около 50 книг художественной прозы и 4 тома статей, посвященных театру.

Сложное замужество

Дочь офицера, она родилась и выросла в Бургундии. 19-летнюю красавицу Cидони-Габриэль Колетт встретил в провинции журналист, писатель, дамский угодник парижанин Анри Готье. В 1893 они поженились. Жену он стал называть Колетт, превратив ее фамилию в имя, весьма распространенное среди француженок.

Когда Анри Готье-Виллар по кличке Вилли привез Сидони Колетт в Париж из бургундской глуши, единственной ее драгоценностью была рыжая коса 158 см длиной. В их деревне у всех девчонок были такие, и она не собиралась расставаться с ней, как и со своим акцентом, громким смехом и манерами дикарки. Сидони была младше мужа на 14 лет и «чудовищно невинна». Это выражение она придумала сама и совершенно по-язычески считала себя таковой всю жизнь.

Вскоре Колетт узнала, что муж ей не верен и не обладает тем восхищавшим её талантом -
за него пишут другие. Их ссора привела Колетт в психиатрическую клинику.

Через какое-то время они помирились, стали чаще общаться. Колетт стала мужу рассказывать о своем детстве, девичестве. Её манера рассказывать понравилась Анри и он предложил ей написать книгу.

Под чужим именем

В 1900 вышла первая, быстро раскупленная книга Колетт, получившая название «Клодина в школе».
Но она не увидела своего имени на обложке — и первый, и все последующие три романа вышли под псевдонимом мужа.

Весь Париж буквально сходит с ума по Клодине, рожденной трудом Колетт. Этим именем называют торты, мороженое, фасон блузок, духи, шляпки, сигареты, и со всего ее супруг получает свою долю, причем немалую.

Выход из подполья

Так продолжалось 5 лет Габриель сидела дома и писала, а муж публиковал под своим именем. Но однажды муж все же решил показать ее свету и представить многочисленным друзьям. Все были восхищены красотой мадам Готье. Так она стала звездой Парижа.

Великолепные волосы Колетт вызывают зависть у дам и творческий пыл у художников. Скульптурный бюст госпожи Готье-Вилларс на одном из осенних Салонов получает первую премию. Но муж ее так и не оценил
В тот же год Анри ушел от Колетт навсегда.

Муж бросил ее без копейки денег. Все гонорары за беспрерывно переиздающуюся «Клодину» причитаются ему как единственному автору. Колетт же была выдворена в маленькую квартирку на первом этаже их дома, который предназначался беднякам.

Уйдя в свободное плавание, Сидони стала актрисой мимического жанра, позировала ню, носила костюм египетской царицы Нефертити, написала горы книг, в которых впервые затронула темы анорексии и имитации женского оргазма и даже в историю вошла как модница, которая превратила свои кудри до пят в боб, едва закрывающий уши.

Сцена и связи с женщинами

В поисках заработка Колетт пробывает стать актрисой и через какое-то время у нее это получилось.
Выступала она в амплуа мимической актрисы и танцовщицы, исполняла и комедийные и трагедийные роли
Колетт выступает с успехом в Мулен Руж в спектакле Египетские ночи.

Небольшой рост и короткая стрижка позволяли ей выглядеть значительно моложе своих 33 лет. В пьесе с символичным названием «Желание, любовь и химера» у нее нет слов — бургундский акцент поставил крест на возможной карьере драматической актрисы. А потому Колетт — актриса-мим. Уроки, полученные у знаменитого танцовщика Жоржа Вага, не прошли бесследно. Колетт обладала «говорящим телом», способным к тому же весьма впечатляюще передавать ощущения женщины в мире чувственных наслаждений. Дар сам по себе редкий, но еще и пришедшийся на сцене в самую пору: без обильной дозы эротики всякое сценическое действо было тогда обречено на провал.

Переживала Колетт в этот период и скандальные романы с женщинами (в том числе — художницей, писательницей и актрисой Матильдой де Морни, маркизой де Бельбёф, известной в полусвете под именем Мисси, актрисой и певицей Эмили-Мари Бушо, выступавшей под псевдонимом Полер) и мужчинами (среди них — Габриэле д’Аннунцио, известный боксёр и плейбой Огюст-Олимп Эрио и др.).

Её откровенный поцелуй с Матильдой де Морни в пантомиме «Египетский сон» (1907) на сцене Мулен Руж наделал в столице много шума и вызвал вмешательство префекта полиции.

Тот самый поцелуй

..3 января 1907 года в «Мулен Руж» состоялась премьера, загодя вызвавшая обильные пересуды. Сюжет пьесы «Египетский сон» разворачивался в пирамиде, куда проникает молодой археолог. Там он находит мумию молодой красавицы и влюбляется в нее. В какой-то момент, забывшись в коротком сне, юноша вдруг видит, что ожившая мумия поднимается из саркофага, постепенно сбрасывает покрывала, в которые была закутана, и остается почти обнаженной. В завершение всего влюбленный страстно целует восставшую ото сна красавицу...

Ажиотаж подогревался тем, что пьеса эта была написана маркизой де Бельбеф — племянницей Наполеона III, а по материнской линии происходившей из рода князей Трубецких. Выданная замуж почти насильно, она разъехалась с мужем, навсегда преисполнившись отвращения к мужчинам. В какой-то момент она оказала дружескую поддержку брошенной мужем Колетт, что очень сблизило женщин. Не будучи склонной к однополой любви, Колетт хотя и тяготилась этой дружбой, но не находила возле себя другого человека, который бы относился к ней с такой любовью и заботой.

Причем маркиза, широко известная под прозвищем Мисси, не только написала эту пьесу, но и вознамерилась дебютировать в ней как актриса, взяв на себя исполнение роли археолога, мумию играла Колетт. И вот финал той премьеры.

...Колетт, сбрасывавшая с себя одно полотнище за другим, по существу, впервые продемонстрировала сеанс стриптиза, да не в приватной обстановке, что уже практиковалось, а на глазах у переполненного зала. Когда же «археолог» стал страстно целовать тело возлюбленной, зал разразился невообразимым шумом, гвалтом, свистом и визгом женщин. Дирекция в ужасе от возможных последствий разгрома зала кабаре вызвала полицию. Порядок был восстановлен, спектакль прерван, а публика — выдворена из зала. Пьесу практически тут же запретили...

Но на следующее утро Колетт проснулась знаменитой. Хотя привкус этой славы оказался горьковатым: ее обвинили в совращении благородной дамы и оскорблении общественной нравственности. Случись такое несколькими годами раньше, она могла бы подвергнуться огромному штрафу, выплатить который была бы не в силах, или вовсе оказаться за решеткой. На ее счастье, «прекрасная эпоха» давала свободу от диктата церкви в духовной жизни общества, более того, ее официальное отделение от государства уже не могло препятствовать утверждению в сознании людей иных этических критериев. Вероятно, именно поэтому на «освобожденное двадцатилетие» падает буйный расцвет кабаре, мюзик-холлов, варьете, театров ревю и как следствие — первое появление на этом поприще звезд. Колетт стала одной из них. С одной стороны, на нее лились потоки грязи, ее имя сделалось синонимом непристойности. С другой — лучшей рекламы невозможно было и вообразить. Директора самых престижных и дорогих кабаре и театральные агенты вцепились в нее мертвой хваткой.

Обнаженная грудь



Скандальная известность предоставила ей возможность требовать баснословных гонораров. Так оно и произошло. Замелькали сенсационные сообщения о том, что «красотка кабаре» под полупрозрачными хитонами, весьма условно именующимися одеждой, вовсе не носит, как то полагается танцовщицам, трико телесного цвета. Вторичный шквал восторгов, даже превзошедший злосчастную «мумию», вызвал следующий номер Колетт, по ходу которого она обнажила свою левую грудь.

Писать и подписываться

Но Колетт хотелось реализовать себя и как писателя. Она впервые публикуется под собственным именем. Роль дебютного произведения выпала ее книге «Диалоги животных», а некоторое время спустя выпускает свой самый популярный роман «Неприкаянная».

Незаурядность дарования Колетт, склонность к тончайшему анализу чувств, к отточенному стилю проявились в романах «Сентиментальное отшельничество» (1907) и «Развращенная наивность» (1909)
Опыт театральной жизни отражен ею в психологическом романе «Скиталица» (1910),

Ее редчайший писательский дар отмечал старейшина французской литературы Ролан Доржалес: «К счастью для читателя, Колетт рано поняла, что высшая изысканность в простоте».

«Не принадлежав ни одной из литературных школ, сбежав от них, как сбегают из школы ребята, она всем этим школам утерла нос», — писал о Сидони Колетт Жан Кокто. Кажется, самым легким из всего, чем она занималась в своей жизни, оказалось именно писательство.

Однажды Колетт воскликнула: «Какая у меня была прекрасная жизнь! Жаль только, что я не поняла этого раньше».

Второе замужество и война

В 1912 Колетт вышла замуж за политика и журналиста, барона Анри де Жувенеля, родила ему дочь
Завела роман с его семнадцатилетним сыном, будущим политиком и журналистом Бертраном де Жувенелем.

Замужество подарило Колетт дочь, но начавшаяся Первая мировая война увела из дома мужа. Барон, будучи человеком храбрым, не стал уклоняться от опасности и ушел на фронт. Колетт, оставив крошку-дочь на няньку, тайком, с подложными документами, перешла линию фронта и несколько недель провела возле супруга. Для ее любящего сердца преград просто не существовало, но ничто не могло удержать ее и тогда, когда любовь ушла. Спустя несколько лет, уже после войны, Колетт, уже наученная горьким опытом первого замужества, узнает, что муж, видимо, охладев к ней, изменяет. Она решается на отъезд из дома и там, в отдалении от неверного мужа, выливает на бумагу обиду, переполняющую ее сердце.

В 1923 развелась и с этим мужем.

Во время Первой мировой войны она была и военным корреспондентом и помогала раненым. Дружила и сотрудничала с Морисом Равелем, написала либретто для его оперы-балета Дитя и волшебство.

Колетт-писательнице, как отмечают критики, чужда сатира и глубокий критицизм. Она ограничивается узкими рамками житейского опыта, любовных переживаний героев, мир которых так беден, что порой она показывает его через восприятие домашних животных - «Мир среди зверей».

Третье замужество

В 1935 Колетт вышла замуж за Мориса Гудеке (после смерти писательницы он написал о ней биографическую книгу), бывшего на 16 лет ее моложе и не обладавшего никакими богатствами.
И этот брак был счастливым. Во время оккупации муж был арестован (еврей), и Колетт приложила много усилий, чтобы спасти его.

Ей безо всякого труда далась роль покладистой жены. Колетт терпеть не могла феминизирующих дам и не отказывала себе в удовольствии при случае кинуть камешек в их огород: «Женщина, считающая себя умной, требует равных прав с мужчиной. Женщина действительно умная — не требует». Она была хорошей хозяйкой, умевшей создать в доме уют и отлично готовить. Колетт отнюдь не считала, что «жизнь слишком коротка, чтобы фаршировать грибы».

Последние годы и смерть

В последние годы жизни у нее был сильнейший артроз, и она передвигалась в кресле-коляске. В более позднее время она уже не покидала кровати, которую называла «кровать-плот».

Слава писательницы к тому времени была уже очень велика.

После её смерти Французская республика устроила Колетт официальные похороны (католическая церковь отказалась совершать погребальный обряд над умершей как разведённой).

Её останки покоятся на кладбище Пер-Лашез.

После смерти

Колетт в настоящее время — классик французской словесности. Однако она — не только крупная, по нынешний день популярная писательница, но и яркая символическая фигура женщины новейшего времени. Не зря Юлия Кристева посвятила ей один из трёх томов монографии о выдающихся женщинах XX века.

В 1966 площадь в Париже перед зданием Комеди-Франсез была названа её именем.

Многие романы писательницы, начиная с 1913, были экранизированы. О Колетт сняты фильмы Янник Беллон (1950, документальный), Денни Хьюстона (1991, игровой, в роли Колетт — Матильда Мей, в роли Вилли — Клаус Мария Брандауэр).

Третий фильм, который снимала Надин Трентиньян в 2003 году, был телевизионный. В июле 2003 года Мари Трентиньян - именно она должна была исполнить роль Колетт - находилась в Вильнюсе на съёмках телевизионного фильма о жизни писательницы. Там же находился друг Мари Бертран Канта, солист французской группы «Noir Désir», с которым у неё были любовные отношения уже полтора года. 27 июля 2003 года на почве ревности он нанёс ей побои, причинившие тяжёлые травмы головы. Несколько дней Мари находилась в коме, 31 июля 2003 года была перевезена в клинику Артмана в пригород Парижа Нёйи и днём позже умерла. Вскрытие показало, что причиной смерти стала черепно-мозговая травма, вызванная ударами в лицо.
Категория: Известные женщины мира | Добавил: lady-foreve (26.05.2013)
Просмотров: 2184 | Рейтинг: 0.0/0
Комментарии
avatar
Информация и контакты
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Контакты
Skype: lady-forever.ru Email: messalinauk@rambler.ru
Natalya Larionova
Редактор

Размещение рекламы на сайте