Главная » Статьи на *LADY forever* » Магия, гадания, заговоры

Заговоры на любовь, привороты и присушки


Предлагаемые способы помощи в любовных и семейных делах относятся к области кудесничества (заговоры) и чародейства (различные действия, которые совершались по совету и при участии колдуна). Тексты взятые из старинных сборников, куда они в свою очередь попали из древних рукописей или записей, сделанных со слов потомственных практиков и знатоков деревенской ворожбы.

Необходимо принять к сведению очень важное предостережение: издавна считалось, что человек употребивший заговор во зло, теряет способность заговаривать.

Молитва, помогающая девушке (женщине) выйти замуж

"О, Всеблагий Господи, я знаю, что великое счастье мое зависит от того, чтобы я Тебя полюбила всею душою и всем сердцем моим и чтобы исполняла во всем святую волю Твою.

Управляй же Сам, о Боже мой, душою моею и наполняй сердце мое: я хочу угождать тебе одному, ибо Ты Создатель и Бог мой. Сохрани меня от гордости и самолюбия; разум, скромность и целомудрие труды мои.

Поелику же закон твой повелевает жить людям в честном супружестве, то приведи меня, Отче Святый, к сему освященному Тобою званию, не для угождения вожделению моему, но для исполнения предназначения Твоего, ибо Ты Сам сказал: нехорошо человеку быть одному и, создав ему жену в помощницы, благословил их расти, множиться и населять землю. Услышь смиренную молитву мою, из глубины девичьего сердца Тебе воссылаемую: дай мне супруга честного и благочестивого, чтобы мы в любви с ним и согласии прославляли Тебя, милосердного Бога: Отца и Сына, и Святого Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь."

Заговор для присушки мужчины

"Пойду я в чистое поле; есть в чистом поле белый кречет; попрошу я белого кречета — слетал бы он в чистое поле, в синее море, в крутыя горы, в темныя леса, в зыбучия болота, и попросил бы он окаянную силу, чтобы дала она емупомощь сходить ему в высокий терем и застать его хошь бы середка тёмной ночи сонного, сел бы белый кречет на белую грудь, на ретивое сердце, на горячую печень, и вложил бы рабу Божию (имя) из своих могучих уст, чтобы он не мог без рабы Божией, (имя), ни жить, ни быть, ни пить, ни есть."

Заговор на присуху

Из светлого веника берется пруток, который кладут на порог двери, в которую пройдет тот, для кого назначена присуха. Как только он перешагнет через прут, прут убирается (положившими его) в такое место, где его никто не мог бы видеть. Потом прут берут и кладут в жарко натопленной бане на полок, приговаривая: "Как сохнет этот прут, пускай сохнет по мне (имя молодца)".

Заговор на присушку

"Встану я, красна девица, с зорькой красной, в день светлый и ясный, умоюсь я росою, утрусь мягкой фатою, оденусь мягким покрывалом, белым опахалом, выйду из ворот, сделаю к лугу поворот, нарву одуванчиков, дуну на его пушок, и пусть он летит туда, где живет мой милый дружок (имя молодца), пусть пушок расскажет ему, как он дорог и мил сердцу моему. Пусть после этих слов тайных он полюбит меня явно, горячо и крепко, как люблю я его,рыцаря моего, дружка смелого, румяного, белого... Пусть его сердце растает перед моей любовью, как перед жаром лед, а речи его будут со мной, сладки, как мед".

Заговор на присушку

"Пойду я утром рано в зеленую рощу, поймаю ясна сокола, поручу ему слетать к неведомому духу, чтобы он заставил лететь этого духа до того места, где живет (имя молодца), и пусть он нашепчет ему в ухо и в сердце наговорит до тех пор, пока любовь в нем ко мне (имя девицы) ярким пламенем заговорит. Пусть он (имя молодца) наяву и во сне думает только обо мне (имя девицы), бредит мною ночной порою, и гложет его без меня тоска, как змея гремучая, как болезнь смертная, пусть он не знает ни дня, ни ночи, и видит мои ясные очи, и примчится ко мне из места отдаленного легче ветра полуденного, быстрее молоньи огнистой, легче чайки серебристой. Пусть для него другие девицы будут страшны, как львицы, как огненные геенны, морские сирены, как совы полосатые, как ведьмы мохнатые! А я для него, красна девица (имя девицы), пусть кажусь жар-птицей, морской царицей, зорькой красной, звездочкой ясной, весной благодатной, фиалкой ароматной, легкой пушинкой, белой снежинкой, ночкой майской, птичкой райской. Пусть он без меня ночь и день бродит, как тень, скучает, убивается, как ковыль по чисту полю шатается. Пусть ему без меня (имя девицы) нет радости ни средь темной ночи, ни средь бела дня. А со мной ему пусть будет радостно, тепло, в душе — отрада, на сердце — светло, в уме — веселье, а на языке — пенье".

Заговор на присуху

"Заря-заряница, а я, красна девица, пойду за кленовые ворота, в заповедные места, найду камень белее снега, крепче стали, тяжелее олова возьму этот камень, брошу на дно морское с теми словами: "Пусть камень белый на дне моря лежит, а милого сердце ко мне (имя девицы) пламенной любовью кипит". Встану я против месяца ясного и буду просить солнце красное: "Солнце, солнце, растопи сердце друга (имя молодца), пусть оно будет мягче воска ярого, добрее матушки родимой, жальче батюшки родного. Пусть сердце милого дружка (имя молодца) будет принадлежать весь век денно и ночно, летом и весной только мне одной (имя девицы). А для других это сердце пусть будет холодно как лед, крепко как железо и черство как сталь. Ключи от сердца (имя молодца) пусть вечно хранятся только у меня одной (имя девицы)".

Заговор на присуху

"Ветры буйные, птицы быстрые, летите скорее к месту тайному, к сердцу милого (имя молодца), дайте знать ему, как страдаю я (имя девицы) дни и ноченьки по дружке своем милом (имя молодца). Пусть я горькая, бесталанная буду счастлива с милым (имя молодца) во все месяцы, в годы долгие, во дни майские, ночи зимние, в непогодушку и в дни красные. Я одна, одна люблю милого (имя молодца), крепче батюшки, жарче матушки, лучше братьев всех и сестер родных. Птицы быстрые, ветры буйные, расскажите вы о том милому (имя молодца), что страдаю я, как от болести, от любви моей к добру молодцу (имя молодца). Пусть же будет он до могилы мой. Так и ведайте ему, молодцу (имя молодца)".

Присух молодца

"Стану я, (имя девицы), помолясь, пойду, благословясь, из избы в двери, из дверей в ворота, выйду в чистое поле, в подвосточную сторону, в подвосточной стороне стоит изба, стреди избы лежит доска, под доской тоска. Плачет тоска, рыдает тоска, белого света дожидается! Белый свет красно солнышко дожидается, радуется и веселится! Так меня (имя девицы), дожидался, радовался и веселился, не мог бы без меня ни жить, ни быть, ни пить, ни есть; ни на утренней заре, ни на вечерней; как рыба без воды, как младенец без матери, без материна молока, без материна чрева не может жить, так бы (имя молодца) без (имя девицы) не мог бы жить, ни быть, ни пить, ни есть, ни на утренней зоре, ни на вечерней, ни в обыден, ни в полдень, ни при частых звездах, ни при буйных ветрах, ни в день при солнце, ни в ночь при месяце. Впивайся, тоска, въедайся, тоска, в грудь, в сердце, во весь живот (имя молодца), разростись и разродись по всем жилам, по всем костям ноетой и сухотой по (имя девицы)".

Заговоры на возвращение любви

"Стану благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротами, на широкий двор, в чисто поле. В чистом поле помолюся, поклонюся. Есть двенадцать ветров, двенадцать вихорев, сильны, буйны, как сушите, крушите весной по поле, середи лета теплого ниву сжату, траву скошену, так же высушите, выкрушите моего суженого-ряженого черные брови, черные очи, кровь его горяча и сердце ретиво. Так бы не мог быть раб Божий без такой-то. Ни дня дневать, ни ночи спать, ни часа скоротать. Так бы была я, раба Божия, ему днем - на уме, ночью - во сне и на разуме. Аминь”.

" Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы в избу, из ворот в ворота. В чистом поле поклонюсь и помолюсь всем зарям-зарницам, всем братьям, всем сестрицам, луне-матушке, солнцу-батюшке, моему красному молодцу. Мои русые волосы, присмотритеся, мои русы косы, приглядитеся, в меня, девушку, раб Божий (имя) влюбится, в черные брови, в ясные очи, ретивое сердце, черную печень, алую кровь. Не мог без меня ни жить, ни быть, ни дню дневать, ни ночи ночевать. Моим словам ключ и замок. Аминь” - наговорить на воду, вино или еду и накормить милого.

"Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду в чисто поле, в чистом поле есть океан-море, в океан-море стоял старый дуб, под этим дубом сидел старый заяц, я, раба Божья Елизавета, возьму старого зайца в белые руки, выну ретивое сердце , бурую печень, как серый заяц не может ни быть, ни жить без ретивого сердца, без бурой печени, также раб Божий Иван не мог бы ни быть, ни жить, ни пить, ни есть, ни думу думать, ни мыслю мыслить, ни речи говорить. Показалась бы раба Божья Елизавета рабу Божьему Ивану белее свету белого, яснее солнца красного, милее отца-матери” - заговаривать на воду три раза, чтобы трубы, двери, окна были заперты.

Говорить нужно на солнышко: "Стану я благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротами, выйду в чисто поле, в восточную сторону, под красное солнышко. Красное солнышко-батюшка, ходишь высоко, видишь далеко, за высокими горами, за крутыми холмами, за черными грязями. Ты усмотри, угляди раба Божьего (имя рек), подсеки резвые ноги, опусти белые руки, расстреляй белую грудь, черную печень, кровь горячую, вострые глаза, голову, мозга, напусти на раба Божья дружбу, любовь и сухоту, пусть он сохнет обо мне рабе Божьей, глядит и глаз не сводит с меня, рабы Божьей”.

"Встану я, раба Божья, благословясь, пойду перекрестясь, в чисто поле, под восточную сторону. Под восточной стороной стоит дерево. На том дереве сидят птицы- железные носы, булатные когти. Я этим птицам помолюсь, поклонюсь и скажу: — Птицы-железные носы, выймете у меня, рабы Божьей, тоску и сухоту рабу Божьему Ивану. Вверзите ему в буйну голову, в ретивое сердце, в горячую кровь, в подколенную жилу, становую кость. Пропалите, пронзите, чтоб из месте не высидеть, лежать — не вылежать, хлебом-солью не заесть, питьем не запить, не закурить табаком, в бане паром не загулять, все меня, рабу Божью Алену, на уме держать. Денно, ношно, полуношно! Тут моим словам ключ да замок. Замок в роте, а ключ в море”.

"Встану на заре, умоюсь, белым платочком утрусь, пойду во двор, со двора на улицу, встану середи, три раза обернусь. Созову трех чудищ. Перво чудище - огнище. Второе чудище - водица. Третье чудище - смерть человеческая. — Прилетайте собирайтеся! — закричу. Прилетят, спросят: - Чего надобно? — Перво чудище, ступай в сердце раба Божьего (имя рек), второ чудище, ступай в легкие раба Божьего (имя рек), третье чудище, ступай в печень черну и кровь алу. Штёб тому рабу Божьему (имя рек) ноць не спать, за столом не есть, вина не пить, без меня, рабы Божьей ( имя рек), век не жить. Аминь. Аминь. Аминь” - три раза. Наговаривать на воду, еду. Делать, чтоб никто не видел.

"Встану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из сеней дверьми, из двора воротами. Выйду в чисто поле. Погляжу в праву сторону. В правой стороне идут три девицы, три отроковицы. Первая девица-отроковица несет березовое полено, вторая девица-отроковица несет трубу плоцецку, третья девица-отроковица несет огненное пламя. Я спрошу у трех девиц-отроковиц: — Куда пошли, три девицы-отроковицы? — Пошли за тридевять земель, за тридевять морей, в тридевятое царство, к царю Давыду поджигать подсеки. — Я помолюся и поклонюся трем девицам, трем отроковицам. — Не ходите за тридевять земель, за тридевять морей, в тридевятое царство к царю Давыду поджигать подсеки. Зайдите и подожгите там у раба Божьего (имя рек) алую кровь и ретивое сердце. Чтобы раб Божий (имя рек) без рабы Божьей (имя рек) не мог ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни времени быть, ни в пиру сидеть, ни свету глядеть. Казался бы раб Божий (имя рек) рабе Божьей (имя рек) краснее солнца красного, яснее свету белого, любче отца, матери, всего роду-племени. Этими же словами взад отворочу. В том же чистом поле лежит Латырь-камень. Я спрошу у Латырь-камня: — Давно ли лежишь, Латырь-камень? И долго ли будешь лежать? — Лежу я с конца свету белого и буду лежать до конца свету белого. — Я помолюся и поклонюся Латырь-камню: — Укрепи мои верные слова. — Укрепит твои верные слова сам Господь Исус Христос. Во веки вечные. Аминь” - можно наговаривать на чай или на соль.

"Встану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, Из ворот в ворота. Выйду я на крутое крыльцо. Спущусь по той частой лестнице, погляжу по матери по сырой земле, по синему облаку, там летит злый, огнедышащий, палящий змий. Я спрошу у этого змея: — Куды полетел змей палящий? — Я полетел за тридевять гор, за тридевять земель, в тридесятое царство к мужику зажигать белодубова костра. — Я обо всем тебя змей попрошу. Не летай к мужику зажигать белодубова костра. Залети лучше в раба Божия и разожги, распали ретиво сердце, черную печень, горячую кровь и всю стать человеческую. Чтоб не мог раб Божий (имя рек) ни жить, ни быть без рабы Божьей (имя рек) ни пить, ни есть, ни спать. Постоянно чтоб была на уме и на разуме. И каждый час и каждое мгновение. Моим словам ключ и замок. Аминь” - три раза сказать на пищу, на молоко или вино, но чтобы он не знал. Когда говоришь, чтобы он ногу на ногу не клал.
Категория: Магия, гадания, заговоры | Добавил: lady-foreve (01.11.2010)
Просмотров: 28891 | Рейтинг: 3.9/11
Комментарии
avatar
Информация и контакты
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Контакты
Skype: lady-forever.ru Email: messalinauk@rambler.ru
Natalya Larionova
Редактор

Размещение рекламы на сайте